Галерея проектов

Вперед к победе кубизма (ИВД)

Номер: №5 (51) май 2002 / Новая квартира
Текст: Юлия Стрельникова
Фото: Виталий Нефедов

Архитекторы: Елена Кочеткова, Наталья Головина, Елена Отарова ("АРХИТЕКТОН 3")

В квартире живет молодой человек. Стиль интерьера трудно определить - то ли минимализм, то ли high-tech, то ли оба сразу. Молодой человек не любит классицизм и Людовика XIV. Возможно, это нечто личное. Зато любит порядок и простоту

11

Направление взгляда определяют встроенная в балку световая шина и стеклянная колонна. Созданное пространство подчеркнуто геометрично

3

На переднем плане - горящий пунктир световода. В пространстве его поддерживают светящиеся "солнышки" позади шторы и такой же пунктир под подиумом

4

Вид с подиума спальной зоны на кухню и колонну. В правом углу кадра - "удочка" знаменитого Инго Маурера. Пожалуй, это единственный иррациональный элемент в жестко продуманном пространстве студии
5

Вид из кухни на куб ванной комнаты. Совершенно хай-тековский ракурс съемки поражает воображение. Если не знать, где мы, догадаться просто невозможно
6

Кухня. Четкие линии минималистичного стола предполагают низкокалорийный спартанский завтрак. А ужин, скорее всего, отдадут врагу
8

Гардеробная. Это в японском саду Реандзы ни за что не увидеть 1 из 15 камней. А тут - хоть всего 1 камень, зато всегда виден
9

Вид из кухни на гостевую зону. "Под небом голубым" искусственного освещения

10

Куб ванной изнутри. Зеркало как будто витает в облаках. На самом деле и сверху, и снизу его крепко держат тонкие стальные струны 

2

План до реконструкции
7

План после реконструкции

Звонит замглавред, сообщает место и время завтрашней съемки для журнала "Идеи вашего дома". Из разговора выясняется, что по предварительным данным - а их роль играют любительские фотографии, сделанные самими архитекторами, - предполагается интерьер в стиле high-tech: снимки послушно зафиксировали обилие металла, стекла, стерильную холодность и сдержанность цветовой гаммы. Похоже, стоит настроиться на козыревско-чувелевскую тональность, припомнить пресловутую квартиру-"самолет", Центр Жоржа Помпиду в Париже и все такое прочее. Откровенно говоря, жить в подобных квартирах страшновато, как на заводе, - того и гляди, затянет турбиной в какую-нибудь воронку. И даже приходить сюда в гости или на деловую встречу простому человеку кажется небезопасным.

День съемки. Как назло, по дороге от метро попадаются городские реалии самолетно-космической тематики: то улица пилота Нестерова прямо на проспект выбежит, то дом с памятной доской Валентины Гризодубовой покажется. А вот и бюст Циолковского. Как тут всерьез не задуматься о проблеме формы и содержания? Тем не менее долг призывает двигаться быстрее, чтобы не опоздать.

Воображение рисовало угрожающие картины победившего металлизма. Из подсознания упорно вылезали какие-то сваренные из листового железа двери, электрические стулья, хирургического вида пространства, льющийся с потолка яркий свет операционной... Гуманитарии вообще относятся к точным механизмам и железу с легким трепетом. Уважают, конечно, но по большей части все-таки побаиваются.

Но - по достижении нужного этажа и нужной квартиры у обозначенного как гуманитарий автора невольно вырвался вздох облегчения. Никаких ужасов! Напротив, от самого входа ощущалась приветливость созданного архитекторами пространства. Квартира-студия очень походила на добротное жилье с тем набором необходимых помещений и функциональных зон, без которых трудно представить себе нормальный быт. И вместе с тем это не отягощенный лишними предметами интерьер, где все выверено настолько архитектурно точно, что добавить или убрать что-либо без ущерба для общей атмосферы не представляется возможным.

Квартира, о которой, собственно, речь, находится в здании, известном в Москве как "Дом-Помидор", - при строительстве его окутывал широкий красный транспарант с такой надписью. Сегодня новостройка выглядит среди соседних домов сталинской эпохи эдаким архитектурным монументом. Однокомнатная квартира в нем была приобретена нашим героем лично для себя - его вполне устраивает свободная жизнь "одинокого холостяка". Решенный по-мужски скупо в деталях, интерьер производит сильное впечатление и вместе с тем кажется вполне уютным.
Чрезмерное "злоупотребление" подвесными конструкциями постепенно отходит в прошлое. Присутствие замысловатых, вычурных потолочных композиций зачастую не несет никакой смысловой и функциональной нагрузки. Такие конструкции загромождают пространство и заметно понижают потолок. И возникает вопрос: а зачем они вообще? Ведь интересной архитектуры можно добиться без всяких подвесных потолков. В данном случае они использовались по минимуму: в зоне кухни и ванной - чтобы скрыть вентиляцию, в гостевой опущенная балка четко зонирует пространство.
Первое и основное ощущение от квартиры формируется при созерцании ее серых тонов - от глубокого цвета мокрого асфальта до мягкого оттенка неотбеленной целлюлозы. Рукотворный рельеф стен, невысокие перегородки, выполняющие функцию разделителей пространства, выложенный шероховатой темной плиткой "в рубчик" куб ванной комнаты - все элементы внутренней архитектуры играют точно и слаженно. Хотя добились этого авторы проекта не сразу. Вначале была мысль поменять местами нынешние кухню и ванную, благо для этого не потребовалось бы переносить стояки. Но потом здраво рассудили, что, с одной стороны, санузел должен находиться вблизи спальни (а не отделяться от нее коридором, как при первоначальной планировке), а с другой стороны, совсем не хочется располагать это приватное помещение "на виду". Итог, кажется, превзошел все ожидания: возник формоорганизующий "аквариум" совмещенного санузла, сделавшийся несомненной доминантой пространства.

Стеклянный блок ванной комнаты - пожалуй, самый завораживающий объект этой квартиры. Однако насколько надежна такая конструкция из металлического каркаса, стекла и керамогранита? Вот об этом можно не волноваться. Стекло - закаленное, а значит, устойчивое даже к сильным нагрузкам. Да и не по всей площади стен оно доходит до самого пола, а лишь в зоне раковины, в остальных же местах оно упирается в облицованные плиткой стенки. Важное преимущество витражных стен в том, что ни с внутренней, ни с внешней стороны им не требуется отделка. В какой-то степени это тоже экономия.

Огромные матовые витражи, приковывающие взгляд и вызывающие приступ острого любопытства, - на самом деле результат компромисса. Идея квартиры-студии подразумевает совокупность разных функций в непременно едином пространстве. Таким образом, оно изначально строилось по принципу взаимопроникаемости зон, что и стало отправной точкой архитектурной концепции. Предполагалось поэтому не матовое, а прозрачное стекло - тогда пространство ощущалось бы как сквозное, наполненное беспрепятственно проходящим воздухом. Но тут может возникнуть вполне резонный вопрос: насколько уютно будет хозяину принимать душ практически в комнате? Ведь ванную не ограничивают стены (прозрачным стеклом можно в данном случае пренебречь как незначительной "погрешностью"). На это у архитекторов был заранее готов обезоруживающий ответ: нужно покрыть стекло специальной пленкой, которая при включении электроосвещения меняет неудобную прозрачность на нужную матовость, - и проблема сразу решится. Воспользоваться достижениями мировой пленкоиндустрии ни хозяину, ни дизайнерам не удалось - они, эти достижения, попросту не добрались до нашей столицы. Хозяин, впрочем, не очень расстроился - привычность представлений одержала верх над смелостью проекта. Хотя привычным этот невероятный куб все же не назовешь...

Все новые стены и перегородки в квартире возводились из кирпича. Основание подиума также сооружено из этого материала. Внутреннее пространство подиума оставлено свободным. Таким образом, появилась возможность спрятать здесь коммуникации при переносе санузла и "утопить" ванну.

Архитектурное действо разворачивается на 80 с небольшим метрах. Но если не обладать познаниями о реальной площади квартиры, догадаться об этом невозможно. Функциональное зонирование пространства строится на простых, казалось бы, элементах: подиум, невысокая перегородка, барная стойка, колонна. Однако так ли они просты, как кажутся? Подиум, например, решает сразу несколько задач. В своих недрах он прячет сантехнические коммуникации, поскольку ванная была выдвинута ближе к середине помещения. Помимо этого, подиум дает возможность обособить зону кабинета - если удастся вообразить себе у стены за телевизором стол с прозрачной стеклянной столешницей и большим выдвижным ящиком во всю ее площадь, а рядом - серебристое кресло на колесиках. Только вот одно "но": достаточно ли все это безопасно? В порыве вдохновения можно и не заметить, как подвижное кресло предательски откатится назад вместе со своим "седоком" и ринется в 35-сантиметровую бездну! И на этот раз архитекторы предвосхитили все вопросы и опасения. Чтобы быть до конца уверенными в безопасности клиента, они провели эксперименты на себе - лично катались на стуле и вымеряли необходимую глубину "бездны". В общем, померили, продумали, проверили. Остается только дождаться стола, который давно заказан, но до сих пор еще не доставлен на свое законное место.
Колонна - еще одна значимая составляющая образа интерьера. Первоначально ей отводилась роль витрины (хозяин собирался разместить на полках коллекцию ракушек). Впоследствии эта функция была утрачена, и теперь колонна сама по себе - украшение гостиной. И к тому же служит одновременно разделителем и объединителем пространства. Ее присутствие обособляет зону прихожей, делая гостиную более камерной. Подсвеченная снизу опора фокусирует на себе внимание, отвлекает от зоны спальни. Наконец, колонна находится почти в центре плана, и получается, что все функциональные зоны как будто закручиваются вокруг нее, создавая взаимопроникающую многоплановость.
Что же касается других преимуществ подиумной планировки, то и они очевидны. Кроме зоны кабинета, на возвышении оказались спальное место с гардеробной и ванная комната по соседству. Находящаяся напротив кровати гардеробная представляет собой большой встроенный шкаф с матовыми дверями. Разглядеть за ними содержимое шкафа практически невозможно, но зато пространство не только не уменьшается, а даже зрительно увеличивается.

В противоположной кровати точке помещения предусмотрен небольшой зимний садик. Утверждение, что композиция из высоких и ползучих растений способна оживить студийный пейзаж, подтвердилось на деле. Меру участия ползуче-развесистых актеров в общем спектакле можно варьировать с помощью нескольких тканевых полотен. Материал для штор подбирался очень кропотливо. Ясно, что в ситуации квартиры-студии, где "один дома", нужно было придумать что-нибудь необычное и в то же время гармонирующее по тону и стилистике с окружающим интерьером. Так появились "пляшущие человечки". Бегущие мускулистые молодые люди - тема явно спортивная, значит, мужская. Материал сочетается по тону с песочным цветом кленовой паркетной доски. Горизонтальные ряды бегущих фигур вписываются в общую идею горизонтальности, заложенную в основу проекта. Но об этом - отдельная "глава".

Елена Отарова, архитектор: "Если нет образа, очень трудно проектировать. Можно сделать и шесть, и семь вариантов, но все будет не то. Когда дизайнерская мысль есть, ее можно изобразить двумя линиями, когда нет, ты начинаешь долго рассуждать вокруг да около. И еще: в проекте необходим элемент романтизма, пусть даже едва заметный. Без него невозможна хорошая архитектура. В этой квартире канва, на которую все потом нанизывалось, - скользящие горизонтальные лучи света. Пока эта идея не возникла, ничего не получалось".
Живописное полотно на кухне было написано архитектором Еленой Отаровой. В процессе создания оно претерпело множество изменений, прежде чем достигло той гармонии, которую мы можем наблюдать. Вначале это была абстрактная лестница, которая затем преобразовалась в девушку с арбузами. Девушку сменило изображение рыбы. Но все это было не то. И вот, наконец, на полотне появилось женское лицо. Помимо всего, надо было выдержать живопись в общей тональности. Этого добились буквальным образом: Елена использовала образцы плитки, штукатурки, краски для стен как своеобразную палитру.
Таким образом, именно благодаря идее горизонтальных лучей родилась спокойная, уравновешенная атмосфера квартиры-студии, эдакого дома "по потребностям". Мотив горизонтальных линий проходит в пространстве буквально красной нитью. Вернее, серой. Керамогранитный "вельвет" плитки, которой снаружи и изнутри облицован куб ванной. Борозды текстурной массы на стенах, перегородке спальни, вертикальных поверхностях барной стойки. Стеклянные ярусы колонны. Даже заказчик, похоже, включился в эту игру. Акустическая система домашнего кинотеатра - уже его выбор: серебристо-серый, с продольными линиями, корпус колонок полностью укладывается в заданный алгоритм параллельности. Более широкий масштаб зрения выявляет "скользящие" лучи в самой структуре планировки. Взаимопроникновение разных функций, переход одного пространства в другое - результат "руководящей роли" принципа потока.

Идею горизонтальности активно подхватывает программа освещения. Микроточечные световоды, идущие по границе стеклянной плоскости барной стойки, выглядят почти как елочная гирлянда. С кухонной перегородки яркие звездочки падают совсем низко и обегают весь периметр подиума. Выглядит это довольно игриво и несколько разряжает серьезную, почти аскетичную атмосферу студии. Откроем секрет: такой контраст не входил в планы создателей проекта. Просто фирма, в которой заказывался световодный "пунктир", только-только появилась на российском рынке, и о результате применения ее продукции в интерьере все, в том числе сами продавцы, могли лишь догадываться. Пожалуй, премьера прошла с успехом. По крайней мере, в этом пространстве.

Территория кухни только выигрывает от сочетания разных способов освещения. Главная же ее достопримечательность - возможность подсветки всех элементов гарнитура. Причем как вместе, так и по отдельности. Эта особенность и определила выбор модели Master итальянской фирмы COMPOSIT, несмотря на ее высокую стоимость. Подсвеченные панели придают помещению яркий, футуристический облик.

111В копилку идей

Единственный недостаток минималистских интерьеров в том, что принципиальную перпендикулярность трудно сочетать с неизбежными (законы природы не переспоришь) округлыми объектами. Тут уж архитектору приходится выкручиваться и изобретать велосипед, а точнее - комплекс приемов, призванных завуалировать неподходящие конструкции. Чтобы не портили общую музыку.

Лейтмотив и антитеза

В нынешнем интерьерном дизайне доминируют, как это ни прискорбно, приемы вычурные и, мягко выражаясь, пластичные (а попросту - "навороченные"). В квартирах безраздельно царят криволинейные формы. Причем неудержимый полет фантазии дизайнеров приводит в шоковое состояние не только мучеников шпателя и отвертки, но и пишущую об интерьерах братию. Ведь многослойные, прорезанные светильниками потолки, подиумы в форме змеи и полы с рисунками a la лабиринт не поддаются никакому анализу, кроме фрейдистского. Иной раз даже кажется, будто высказывание "Все гениальное - просто" похоронено под объединенными амбициями заказчиков и дизайнеров. Тем милее выглядят немногочисленные интерьеры, что творились в пику "модности", по строгим законам минимализма, скандинавского дизайна и стиля high-tech. Ортогональность, приправленная сдержанной цветовой гаммой, в результате оказывается ничуть не менее выразительной и эмоционально насыщенной, чем ордерная или этническая тема.
При реконструкции этой квартиры сама архитектура здания заставила искать оригинальное дизайнерское решение. Дело в том, что наружная, оконная стена "Дома-Помидора" имеет характерный изгиб (он виден на плане). Это придавало линиям нечеткость и совсем не вписывалось в общую квадратно-прямоугольную концепцию. И хотя нормальной жизни обитателя квартиры добавочная площадь никак бы не повредила (на ней можно было бы устроить зимний сад или малую гостиную), основная идея интерьера уже родилась, дизайн-проект был утвержден. Так что обстоятельства складывались не в пользу вычурного излома. Его просто отсекли с помощью горизонтальной потолочной балки. За балкой расположили направляющие, на которых закреплен "театральный занавес", способный превратить гостиную либо в комнату без окон, либо в просторную залу с огромными витражами и зарождающимся садом.  
 Теперь о других уровнях освещения - квартира ведь состоит из множества функциональных зон, каждую из которых необходимо осветить надлежащим образом. С самого начала заказчик поставил перед архитекторами условие: в интерьере не должно быть люстр. Просто его прежняя квартира была полностью выдержана в классическом стиле, человек привык, заскучал и захотел новизны. С другой стороны, архитекторы сами были бы не в восторге, если бы пришлось выдумывать что-то на тему классической люстры. Квартира-студия, предполагающая обилие зонированных территорий, совсем не приспособлена к такому типу освещения. В итоге план электрификации всей студии был разработан по-иному. Каждое место получило свои локальные источники. Причем это не ставшие банальными "галогенки", а породистые дизайнерские лампы Инго Маурера. Колонну подсвечивает снизу "лампочка Ильича" наших дней. Над будущим журнальным столиком в гостевой зоне свисает "удочка", которая ловит круги солнечных зайчиков (если по-честному, то, конечно, электрических, но это не так романтично). С потолка протянута стальная проволока с плошками света - по одной в зоне дивана и спального места. Два прожектора направлены вверх, хотя можно их и переориентировать. Сквозь штору с прозрачными фигурками в темное время суток легко проникают электрические лучи потолочной рампы. Они тоже принимают участие в импровизированном спектакле, разыгранном архитектурными виртуозами.

Постановщиками этого захватывающего шоу можно было бы назвать означенную группу архитекторов. Но иногда идея сама неумолимо диктует свои жесткие правила. И требует неукоснительного их выполнения. И хорошо, что на свете есть творческие натуры, способные слышать музыку речного течения и видеть скользящие лучи света в стандартном архитектурном плане.

Редакция благодарит салон цветов "МАДАМ ДЕ ФЛЕР" за предоставленные для съемки цветы и аксессуары.